Форма заказа


Укажите Код (ы) ТН ВЭД, по которым мы подготовим для Вас анализ Поле не должно быть пустым Если Вы затрудняетесь найти нужную книгу по каталогу – воспользуйтесь, пожалуйста Поиском на нашем сайте. Введите в поисковую строку на нашем сайте название нужного Вам товара.
Если у Вас все же возникли какие-либо затруднения, сообщите об этом нам, и мы ответим на все Ваши вопросы

ФИО Поле не должно быть пустым

Адрес Поле не должно быть пустым

Телефон Поле не должно быть пустым

E-mail Поле не должно быть пустым

Дополнительная информация

Вашe сообщение отправлено!
Вход
E-mail:
Пароль:
Забыли пароль? Регистрация

Если вы забыли пароль, введите логин или E-Mail.
Контрольная строка для смены пароля, а также ваши регистрационные данные, будут высланы вам по E-Mail.

Выслать контрольную строку
Логин:  или
E-Mail:

Авторизация

Наша почта: sale@dymova.info
Наш телефон: +7 499 502-43-32
Корзина пуста
Развернуть каталог

Вексель судьбы. Книга 1 и Книга 2

  • ISBN: 978–5–93883–254-1
  • Возрастные ограничения: 16+
  • Дата выпуска: 2015
  • Издатель: Воробьев А.В.
  • Кол-во страниц: 1002
  • Автор: Шушкевич Юрий
  • Язык контента: Русский
  • Доступный формат: Pdf / epub

После оплаты файл для скачивания будет доступен в Вашем личном кабинете


Анонс: Под обложкой “Векселя Судьбы” — триллер, историческая драма, антиутопия, шпионский боевик и love story одновременно.

Цена
190 руб.
181руб.
С этим товаром покупают:
Цена: 0 руб.
Цена: 181 руб.
Цена: 189 руб.
Цена: 0 руб.

От автора

Под обложкой “Векселя Судьбы” — триллер, историческая драма, антиутопия, шпионский боевик и love story одновременно. Герои романа, воскресшие из фронтового прошлого и оказавшиеся в России 2012 года, стремятся, как и мы, к мирной и счастливой жизни, однако не могут уклониться от бремени однажды принятого долга. Раскрыв тайну древнего сокровища тамплиеров, когда-то привезённого в нашу землю и навлёкшего на Россию страшные испытания и беды, а ныне под фанфары прогресса уносящего человечество в пропасть глобальной долговой экономики, им удаётся отыскать подлинные пути к спасению и преображению мира. Что происходит затем — погибают ли они в жестоком столкновении с реальностью или просто уходят, чтобы в нужный момент прийти к нам вновь, — решать читателям.
Произведение читается легко, сюжет по-настоящему увлекает, заставляя пересмотреть многие стереотипы. “Вы лишили меня сна на протяжении двух ночей, за которые я роман буквально проглотила” — написала автору одна из читательниц. “Невероятная  насыщенность информацией, заставляющая перепроверять свои прежние представления, и столь же щедрый поток по-настоящему волнующих событий,” — отмечалось в другом отзыве.
Третий рецензент в приватном разговоре категорически просил не делать намёков на предстоящее развитие событий, поскольку не желал загодя знать, чем дело завершится.
Поэтому полагаю, что лучшим вариантом для читателя будет последовать последнему примеру и пережить всю круговерть событий самостоятельно. Посему, опуская изложение основных сюжетных линий, скажу лишь несколько слов о том, что остаётся “за кадром”.

* * *

Хотя роман и замышлялся “без политики и философии”, полностью избегнуть их неотвратимого для современной литературы присутствия не удалось. Хотя автор сделал всё для того, чтобы серьёзные темы не отягощали читателя чрезмерно.
По прочтении уже первых глав становится ясно, что впереди — нечто более, чем приключения “туристов из прошлого” или набившая оскомину “охота за царским золотом”. Диалоги и размышления по резонансным вопросам необременительно настроят читателя на обсуждение проблем, серьёзность которых не должны поколебать даже подозрения в пристрастии автора к метаисторической прозе.
Контуры закадровой реальности в полной мере проступают в главе «Роковой дневник», где раскрывается древняя история приобщения средневековой Руси к тайнам формирующейся мировой “финансовой власти” — когда после разгрома Ордена тамплиеров часть его сокровищ, а именно легендарная “сокровенная казна”, попадает в Великий Новгород. Сыграв определённую роль как в становлении Московского царства, так и навлекая на Россию неисчислимые беды, во времена Александра III сокровище Жака де Моле возвращается в Париж, чтобы вскоре позволить Франции стать ведущим финансовым центром мира. А ценные бумаги, в начале XX века переданные Францией России в качестве компенсации за возвращённую “сокровенную казну”, кладутся в основу капитала крупнейших эмиссионных банков, который после Первой мировой войны по вполне понятным причинам перетекает за океан.
Поскольку по распоряжению Николая II “царские векселя” были отданы в управление группе представляющих национальный капитал промышленников и финансистов во главе с Н.А.Второвым, после революции они не были экспроприированы или отчуждены в пользу родственников императора. Оставшись без попечения, эти ценные бумаги добросовестно инвестировались швейцарскими управляющими в наиболее резонансные проекты своего времени, в числе которых — создание первого международного банка под эгидой Лиги наций, гарантирование первых IPO Goldman Sachs, в качестве источника капитализации ведущих финансовых институтов США и т.д. Герой “Рокового дневника” Герман Тропецкий, сумевший получить к ним частичный доступ, имел все основания считать, что уступка “царских векселей” Гитлеру смогла бы остановить мировую войну и запланированное на 1942 год начало Холокоста, поскольку без пролития крови реализовала бы мечту фюрера утвердить Германский рейх в качестве ведущей финансовой силы.
Но по причине того, что после загадочного убийства Второва 1918 году часть ключей от “царского фонда” оставалась в Москве, для исполнения своего плана Тропецкому было необходимо заинтересовать советское руководство, соблазнив Сталина миром с Германией и долей в новом миропорядке. В то же время советские спецслужбы сами шли по следу, поскольку после завершения войны красный вождь намеревался с помощью “царских векселей” разделить мировую финансовую власть на паритетной основе с Соединёнными Штатами. Но поскольку законный доступ к векселям был восстановлен не к началу знаменитой Бреттон-Вудской валютной конференции, а  лишь в 2012 году, то после войны именно США смогли единолично воспользоваться всеми возможностями “спящего богатства”.
Наряду с прочими неафишируемыми подробностями читатель узнает, что “царские векселя” применялись при гарантировании сделок по так называемому плану Юнга в далёком 1929 году. Этот почти забытый ныне проект Лиги наций, на словах призванный облегчить для Германии бремя репараций за Первую мировую войну путём перевода её госдолга в обязательства перед частными банками, имел одну зловещую особенность: он создавал возможность тонкого и скрытного манипулирования германской внутренней и внешней политикой. Отсюда воцарение Гитлера и сползание к новой войне, которая должна была завершиться не позже 1945 года — в аккурат к дате истечения отсрочки по “юнговским платежам,” — являлось, судя по всему, хорошо продуманным планом установления над Германией теперь уже тотального долгового контроля и превращения целой страны в невероятный по стоимости залог, необходимый для неограниченной эмиссии доллара в качестве мировой валюты.
Правда, неожиданно возросшая в середине 1930-х годов военная мощь СССР и возобновившееся сближение с Францией ломали эти планы, — в связи с чем не без участия спецслужб в 1934 году организуется убийство французского премьер-министра Ж-Л.Барту, а в 1936 через завербованного британской разведкой шефа гитлеровского СД Р.Гейдриха в Москву попадает филигранно сфабрикованный компромат на Тухачевского, приводящий к скорой казни маршала и чудовищной волне репрессий, обезглавивших Красную Армию.
Не слишком ли много тематических линий на одном только “заднем плане”? Нисколько, поскольку все они быстро и неотвратимо сходятся к драматической дилемме между свободным и мотивированным будущим, предуготовленном для мира.
Так, перед читателем откроются не только причины невероятной ценности сокровищ храмовников, позволяющих “печатать деньги без последствий”, но и некоторые существенные обстоятельства их пребывания в нашей стране в период с XIV по XIX века. Алексей Гурилёв, первый герой романа, придёт к следующему выводу: “Главным содержимым казны тамплиеров являлись не деньги, а какие-то сверхценные артефакты. Если золото там и было, то было его немного, и оно скоро закончилось, будучи израсходованным на строительство кремлёвских стен и подкуп ордынских ханов…. Боюсь показаться смешным или наивным, но я вижу только одно: это нечто должно было обладать способностью достоверно предсказывать человеческое будущее.”
Действительно, в мире финансов знание будущего играет едва ли не ключевую роль, позволяя правильно планировать инвестиции и выдавать кредиты. И не это ли самое знание, которое сперва помогало опрометчиво принявшему подарок тамплиеров московскому князю Юрию Даниловичу суживать ганзейским купцам собранную для Орды дань ради невинных гешефтов, а спустя столетие спланировало и развязало страшнейшую из войн, в наши дни буквально вталкивает, впечатывает человечество в загон функционализации и тотального контроля, убивающих всякую живую душу?
Но коль скоро это так, то убедительность подобного дьявольского знания должна основываться на безошибочном понимании человеческой природы со всеми её слабостями, соблазнами и грехами. И тогда вхождение в “дивный новый мир” становится не наказанием, а закономерным итогом человечества. Если, конечно, не существует другой убедительной альтернативы.
К счастью, альтернатива имеется, хотя давно и безнадёжно превращена людьми в красивый и беззубый миф. Причина тому, возможно, состоит в том, что единственное материальное подтверждение возможности человеческого преображения, живое свидетельство об иных горизонтах на протяжении множества столетий было надёжно от людей сокрыто. Однако всему бывает предел. В конце романа Алексею Гурилёву удаётся разыскать главнейшую реликвию христианства — плиту Гроба Господня, продолжающую дышать энергией воскресения из мертвых. Этот артефакт грядущего мира, привезённый из Иерусалима в Константинополь в годы правления Мануила Комнина и таинственно исчезнувший оттуда накануне разорения столицы Восточного Рима крестоносцами в 1204 году, в соответствии с многочисленными древними свидетельствами с тех пор пребывает на русской земле. А коль скоро именно ради изъятия Гроба Господня у “византийских схизматиков” армия латинян, собранная и снаряжённая на деньги Ордена тамплиеров, яростно разоряла Константинополь, то, скорее всего, с целью вынужденного “сведения счетов” казна храмовников после последовавшего спустя сто лет разгрома Ордена была направлена не куда-нибудь, а в далёкую новгородскую землю, где в то время сохранялась святыня.
Хотя как догадывается герой романа, “…не исключено и другое — отдавая казну, тамплиеры совершали акт оплаты и символического выкупа священной реликвии, дабы отныне она не напоминала о том, о чём должна была напоминать. И если существовал подобный договор, то очень похоже, что русские правители, морщась и негодуя, исправно его исполняли — ведь Гроб Господень действительно как в воду канул, и семь столетий мир прожил как бы без него…”
Так или иначе, но этот непостижимый Грааль, по-прежнему хранящий следы “миллиардов молний” и жар пробуждения из оцепенения смерти, ждущий своего часа где-то под сенью верхневолжских лесов, в контексте романа становится подлинным Векселем судьбы, окончательным и абсолютным. Отменяя прежние знаки богатства, величия и даже особую поствитальную реальность для нобилитета “золотого миллиарда” (“для настоящих финансистов не предусмотрено ни рая, ни ада”), он напоминает о единственной правде и оправдании человечества — которые суть новое Небо и новая Земля.

* * *

Разумеется, обозначенная выше “закадровая реальность” существует в романе не в качестве самодостаточной фабулы, а проявляется внутри симфонии многочисленных событий и судеб. Помимо воскресших во плоти главных героев (равно как и их современников, возвратившихся из небытия благодаря дневникам), сюжетный круговорот захватывает в свой вихрь ещё более двух десятков действующих лиц: москвичей и провинциалов, олигархов и гастробайтеров, продюсеров, предпринимателей, бандитов, зашоренных невежд, храбрых ветеранов, благородных разведчиков и беспринципных шпионов, коррумпированных сановников и бессребреников… И как всегда происходит в жизни, именно в мозаике человеческих чаяний и поступков раскрываются полнота смысла и неслучайность поворотов каждой судьбы.
Включая, очевидно, и неслучайность испытаний, через которые проходит любовь по тернистому пути к прощению и примирению
Правда, вопрос о примирении другого рода — между Востоком и Западом, между Россией и Европой — бесспорного решения здесь так и не находит. Не исключено, что это решение, равно как и истина в многовековом споре между Сионом и русским “Градом юным”, лежат за пределами не только романа, но целого мира в его нынешней ипостаси.
При этом утверждать, что роман — “антироссийский”, “антиевропейский”, “антиамериканский” или, скажем, “антипрогрессистский” — нельзя. Роман написан не против, а “за” —  прежде всего за честное и по-настоящему свободное будущее, которого люди вполне заслужили.
В романе много музыки — она не только сопровождает течение событий, но и сопрягается с обстоятельствами, поступками и ожиданиями персонажей. Баховские сюиты и ларгетто, довоенные польские танго (“…в довоенной Польше наш “серебряный век” не прерывался и оставил после себя много удивительного”), непостижимый Моцарт, Шопен, Штраус и Легар — каждое из звучащих за страницами произведений играет роль самостоятельного действующего лица. А знаменитый “аккорд смерти” из пятой симфонии Чайковского, в итоге “перерождающийся в пасхальный тропарь — «смертью смерть поправ»”, — символично оформляет и акцентирует основную идею книги.
Поэтому возвращение в финале главных героев “туда, откуда <они> явились”, может являться чем угодно — но только не смертью.
Ибо как сказала бабушка Лукерья, опускающая занавес, “…никто никого не хоронит — смерти-то ведь нет!”
Во всяком случае её нет для тех, кто знает и не намерен уступать подлинную правду о прошлом и будущем.

Ю.А.Шушкевич
Январь 2015

Имя:
Напишите отзыв:

Дизайнерское сопровождение Анна Кнорина