Форма заказа


Укажите Код (ы) ТН ВЭД, по которым мы подготовим для Вас анализ Поле не должно быть пустым Если Вы затрудняетесь найти нужную книгу по каталогу – воспользуйтесь, пожалуйста Поиском на нашем сайте. Введите в поисковую строку на нашем сайте название нужного Вам товара.
Если у Вас все же возникли какие-либо затруднения, сообщите об этом нам, и мы ответим на все Ваши вопросы

ФИО Поле не должно быть пустым

Адрес Поле не должно быть пустым

Телефон Поле не должно быть пустым

E-mail Поле не должно быть пустым

Дополнительная информация

Вашe сообщение отправлено!
Вход
E-mail:
Пароль:
Забыли пароль? Регистрация

Если вы забыли пароль, введите логин или E-Mail.
Контрольная строка для смены пароля, а также ваши регистрационные данные, будут высланы вам по E-Mail.

Выслать контрольную строку
Логин:  или
E-Mail:

Авторизация

Наша почта: sale@dymova.info
Наш телефон: +7 499 502-43-32
Корзина пуста
Развернуть каталог

Бездны и вершины евразийского проекта

Анонс: Статью Юрия Шушкевича можно прочитать на данной странице - см. Описание. Статья предоставлена Центром Стратегической Конъюнктуры.

Скачать книгу
С этим товаром покупают:
Цена: 123 руб.
Цена: 310 руб.
Цена: 0 руб.

Статью Юрия Шушкевича можно читать ниже по тексту.


Фото: Гатчинский дворец, Тронный зал, любимый гобелен императора Павла I «Азия» из серии «Страны Света» (серия гобеленов изготовленна в 1780-е годы по картонам Депорта в мастерской Ж. Нейльсона).

Юрий Шушкевич

Россия обречена оставаться главной евро-азистской державой. В основе её доминирования должны лежать новые технологии и русский культурный ренессанс. А истинная евразийская ценность – когда мигранты возвращаются к себе домой и строят там с нашей помощью новое светское общество.

I

После «бирюлёвского погрома» с лёгкой руки журналистов, путающих киловольты с мегаваттами и индукцию с дедукцией, понятие евразийства превратилось в сущее ругательство. Если раньше человек, позиционирующий себя сторонником соответствующих взглядов, мог рассчитывать на имидж самобытного философа или фрондирующего футуриста, принимающего на себя лучи славы К.Леонтьева, Н.Трубецкова или Л.Гумилёва, то теперь, лишь стоит употребить это слово, — в массовом сознании немедленно рисуется образ полусумасшедшего ненавистника европейских ценностей, который только спит и видит, как бы заполонить Россию миллионами полуграмотных и немытых азиатов.

Подобный вульгарный взгляд на евразийство мог бы быть приемлем для толпы, распропагандированной националистическими лозунгами, однако сегодня к хору осуждающих присоединились практически отнюдь не обделённые интеллектом силы из лагеря так называемой «либеральной оппозиции». Политики, которые буквально несколько лет назад лезли из кожи вон, чтобы запретить упоминание «кавказской» или любой другой национальности как «неполиткорректное», сегодня, как минимум, молчаливо поддерживают мигрантские зачистки и депортации и не скрывают своего удовлетворения от «лицезрения краха евразийской политики В.Путина».

С последними всё ясно – если, по их мнению, нынешний «евразийский курс Президента» потерпел фиаско, то остаётся лишь одно – «возвращаться в Европу», шагать куда мы начали было при Б.Ельцине. В Европу, из которой сегодня стремительно улетучиваются остатки когда-то великих ценностей свободы и гуманизма, зато укрепляются эгоистичные права меньшинств, чудовищный корпоративизм, низводящий многогранную человеческую личность до простого «винтика», тотальный контроль за людьми, а также, как ни странно, сохраняется не менее напряженная и, по большому счёту, не имеющая конструктивного решения ситуация с всё теми же мигрантами.

Таким образом, попытка использовать начавшееся всероссийское «избиение азиатов» с целью реинкарнации либерально-европоцентристского дискурса — порочна не столько из-за наличия неприкрытого подлога, сколько из-за своей логической бессмысленности. Замена десяти миллионов «наших» мигрантов, по отношению к которым у государства существует хоть какой-то набор мер воздействия и принуждения, на те же десять миллионов мигрантов «европейского образца», которых придётся кормить, защищать и трепетно оберегать их «имманентные права» — подобная замена, лукаво протаскиваемая нашими либералами, абсолютно неравноценна.

Столь же бесперспективен и губителен для России курс на самоизоляцию и переход к «национальному государству». Как известно, «национальное государство Россия» возможно сегодня только в границах Московского княжества. Лишённое промышленности, ресурсов и привычных коммуникаций, это «национальное княжество», помыкавшись и нахлебавшись лиха, очень скоро запросится «в Европу» — что и требовалось доказать.

Отсюда евро-азиатская направленность пути России – не сиюминутная блажь или явление политической моды, а объективно предопределённый выбор. Выбор, к которому вольно или невольно приходили все ответственные правители страны – от Иоанна IV и Павла I до Ленина и Сталина.

II

Однако выстраивание системы евразийских отношений и евразийских перспектив России на современном этапе происходит в условиях отсутствия полноценной доктрины и при практической предопределённости ближайшего будущего. Если евразийцы в начале XX века могли говорить о возможности выбора в процессе строительства нового евро-азиатского государства того или иного варианта «самобытного пути», рассуждали о вариантах подбора союзников или идеологии, то сегодня степеней свободы становится всё меньше и меньше.

Так, вопреки укоренившемуся представлению о наблюдаемой многополярности мира, нынешний мир на глазах становится двуполярным.

На первом полюсе концентрируются ценности, воля, ресурсы и технологии стран «Золотого Миллиарда» — грядущего Нового Запада. Новейшие технологии позволяют производить там всё возрастающую часть необходимых людям благ с минимальными затратами труда или вовсе на безлюдных производствах, в силу чего потребность в использовании труда населения бедных стран с каждым годом сокращается.

На другом полюсе – растущий протест стран «Мировой Окраины», осознавших свою обречённость и связанную с ней несправедливость. Так сложилось, что на сегодняшний день этот протест своё наиболее последовательное и действенное выражение находит в исламизме и «глобальном джихаде», которые обычными военно-полицейскими методами уже не остановить.

Поэтому, когда у нас затрагивают тему евроазиатской интеграции, мысль сразу же соскакивает на тему «исламской экспансии». Если этой экспансии не могут противостоять сами Соединенные Штаты, то у России, тем более, ничего не выйдет. Следовательно, очень скоро евразийское государство (или сообщество государств) с Россией во главе станет радикально-исламским. Вы этого хотите? Нет? Значит, тогда смирите свои амбиции, забудьте про самобытность и попытайтесь запрыгнуть в последний вагон уходящего европейского эшелона.

Чтобы у читателя не возникало иллюзий по поводу различных «особых схем» встраивания России в формируемый новый мировой порядок, позволю в рамках небольшого отступления перечислить пути, которые позволяют на относительно приемлемой перспективе тем или иным образом «разрешить» проблему противостояния между Золотым Миллиардом и Мировой Окраиной.

1) Стравить страны Мировой окраины между собой в вечной войне, пожирающей их силы и уничтожающей волю. Многие полагают, что пресловутая «арабская весна» — лишь пролог к этой глобальной и опустошительной войне.

2) Установить новый «железный занавес» — на этот раз между странами Золотого Миллиарда и Мировой Окраиной. Для тех, кто попытается нарушить его – открыть полноценные концлагеря, а пароходы с беженцами топить на дальних подступах к Мальте или Лампедузе.

3) Полностью уничтожить население стран Мировой Окраины как ненужную и обременительную обузу для экологии планеты. Не хочу брать грех на душу и перечислять, как именно это можно сделать, – однако все необходимые для этого технологии, не будем скрывать, сегодня уже существуют…

4) Противоположный путь – реализовать ультрагуманистический проект и поднять уровень жизни в странах Мировой Окраины до стандартов стран Золотого Миллиарда. Правда, в этом случае десять, двадцать или все пятьдесят миллиардов «полноформатных потребителей» за несколько лет разрушат экологию Земли и убьют биосферу со всем сущим в ней — однако на миру и смерть красна…

5) Завершить превращение низов и среднего класса стран Золотого Миллиарда в функциональную часть корпоративного общества, попутно обратив их в некий технократический вариант ислама (нео-ислам). Процессы дехристианизации и исламизации в странах Запада протекают не без поддержки элит, рассчитывающих тем самым цивилизационно примирить народы Нового Запада и стран Мировой Окраины. При этом сами элиты со временем составят так называемый «платиновый миллион» — закрытый клуб небожителей, члены которого будут обитать в рамках совершенно иных идеологических и религиозных представлений.

Сегодня мы наблюдаем одновременную реализацию первого и пятого сценариев. «Война всех против всех», пылающая на далёких окраинах, в сытых странах лишь немного щиплет нервы и разнообразит информационный фон. А превращение некогда благородных, гордых и всегда стремившихся к самодостаточности европейцев и американцев в жалкие «винтики» корпоративных монстров, всё более и более обречённых на пожизненный найм и политкорректность, высвобождает место для нового господствующего ареопага.

В то же время исламистский «джихад», приобретающий масштаб всемирной идеологии и уже вполне сопоставимый по силе с марксистским движением в конце XIX — начале XX вв., отнюдь не безумен и случаен, как пытаются утверждать его противники. Земной идеал исламизма вполне справедлив – это попытка построить мир без Золотого Миллиарда и технологий, приводящих к неравенству. Движение к этому идеалу осуществляется идеологами всемирного джихада более чем цинично и трезво, при том что сказки про девственниц, ожидающих шахидов в Раю, – лишь вынужденная дань дикости, на которую сегодня обречено слушающее их проповеди население стран Мировой Окраины.

Следует признать, что при всей свой фантастичности и антицивилизационности «всемирный халифат» — это вполне реализуемый проект, шестой в нашей нумерации вариант мирового Исхода. Он может состояться, в частности, если самонадеянный «платиновый миллион» переоценит свои силы, а его функционализированные и лишенные воли соотечественники в нижних эшелонах окажутся не в состоянии дать отпор ордам пришельцев. Что ж! Средневековый уклад на пышных руинах Запада просуществует весьма долго!

Общим моментом во всех перечисленных шести вариантах Исхода является превращение Запада в Восток, то есть добровольный или вынужденный откат западной цивилизации от своих осевых ценностей, когда-то способствовавших её опережающему росту и возвышению. На «новом дивном Западе» больше не будет ни примата разума, ни свободы воли, ни императивных представлений о личном долге или недопустимости переноса страдания на ближнего своего. Выводя за скобки жертвы и разрушения, которыми в истории всегда сопровождаются метаморфозы подобного масштаба, я не берусь утверждать, что жизнь там станет беспросветно чёрной, мрачной, жестокой и бессмысленной. Современные технологии тем и замечательны, что умеют управлять сознанием в той мере, в которой люди их допускают к себе. Поэтому пребывание функционализированного быдла в искусственно поддерживаемом состоянии эйфории и счастья, когда нейростимуляторы или гормональные инъекции сумеют обеспечить полноту «самоутверждения» и бесконечность «общения» с любыми предметами вожделения, возможно, есть не самый скверный результат. Главное, что с мировой экологией при этом всё станет в полном порядке.

Любопытно, что по факту две основные силы современного мира – либеральный Запад и всемирный исламизм – с одинаковой истовостью призывают Россию встать на свою сторону, отказавшись, как бы то ни было тяжело и печально, от «безнадежно устаревших» принципов национальной идентичности… Можно предположить, что тем из нас, кому посчастливится пережить предстоящую полосу хаоса и крови, в награду суждено будет получить персональную дозу техногенного блаженства.

К счастью, многие из соотечественников, подобно известному киногерою, предпочли бы немного «ещё помучаться» в поисках возможного обходного пути. И имеется шанс, что они окажутся правы, поскольку потенциал России, дополненный возможностями евро-азиатской интеграции, в полной мере способен обеспечить реализацию собственной модели Будущего, принципиально отличной от остальных. В нашей нумерации – седьмой по счёту.

III

Сегодня существуют и с каждым днём становятся всё более доступными технологии, реализация которых зависит уже не столько от капитала, сколько от знаний, и удельный вес компоненты знаний постоянно увеличивается. Биотехнологии, энергетика и химия на основе возобновляемых источников сырья, роботизированные обрабатывающие и сборочные производства, информационные технологии и технологии искусственного интеллекта в полной мере способны без ущерба для окружающей среды обеспечить миллионы людей привычными материальными благами.

Если новые типы производства теряют неподъёмную прежде капиталоёмкость и становятся доступными по критерию личных знаний и мастерства, то не остаётся и причин, препятствующих превращению человеческого труда — доселе обезличенного, функционального, разделённого по узким специализациям, — в труд живой, сложный и творческий. В труд, способный в рамках сравнительно небольших профессиональных сообществ и кооперативов обеспечить каждому своему носителю полноту материального и отчасти духовного бытия. И тем самым без экспроприаций и революций вернуть общественный капитал трудящимся.

Для укоренения новых технологий и соответствующих им способов организации производственной деятельности потребуется принципиально новая жизненная среда, сочетающая черты мастерской и усадьбы. Создание подобной жизненной среды – задача на порядок (а то и на пару порядков!) более капиталоёмкая, нежели формирование нового технологического уклада. Но зато такая новая жизненная среда – не побоимся назвать её «Швейцарией от Немана до Владивостока и Кушки», — созданная на средства людей и принадлежащая людям, будет означать невиданное по справедливости в истории вознаграждение своих создателей.

Крупные города, ставшие добровольными концлагерями, необходимо радикально преобразовать. Схема преобразования может быть следующей: сохраняется историческое ядро, многоэтажные жилые кварталы трансформируются в усадебные поселения, распространяющиеся на близлежащие территории с одновременным развитием в них адекватной транспортной инфраструктуры. Многоэтажные спальные районы, как бы кому не было горько, подлежат уничтожению и перепланировке с устройством на их месте рекреационных территорий.

Например, если говорить о Москве, то ради спасения нашей столицы ее следует ограничить радиусом Камер-Коллежского вала, в пределах которого с успехом могут быть размещены ключевые административные, культурные и научные структуры. А селитебные зоны необходимо переносить в новые пригородные районы усадебной малоэтажной застройки, причем не сгружать их в странный аппендикс пресловутой «новой Москвы», а равномерно распределять по всем направлениям. Вокруг Москвы возможно расположить до 10-15 такого рода пригородов-сателлитов, в которых большая часть резидентов будет и жить, и работать – причем, как уже говорилось, в рамках самозанятости.

Не надо бояться, что такого рода затраты окажутся невозможными технически и нереализуемыми финансово. И технологии, и финансовые ресурсы имеются, и при наличии спроса они обязательно придут. Посмотрите, как грандиозно изменилась за последние 15 лет российская столица, причем произошло это в условиях экономической стагнации и отсутствия внятной идеи преобразований…

Все названные преобразования реалистичны и принципиально осуществимы, более подробно об этом можно прочесть в моей книге «Параллельная Россия». Книга вышла в свет в 2011 году и, следуя тогдашней политической волне, фокусировалась на технологиях построения новой страны силами исключительно гражданского общества. Однако сегодня становится очевидным, что создавать новую экономическую и жизненную реальность правильнее не в пику государству, а при его макимальной поддержке. Если, конечно, у руководителей страны достанет смелости и самостоятельности не последовать по одному из шести вышеназванных самоубийственных путей.

В этих условиях будущее евразийское объединение с Россией во главе способно не просто обеспечить дополнительные ресурсные и рыночные возможности для формирования новой экономики и новой жизненной среды, но и образовать на их основе уникальную цивилизационную модель, третий центр глобального влияния и силы.

IV

Теперь о главном: каким чертами и свойствами должно обладать формируемое сегодня евразийское сообщество, чтобы успешно реализовать этот новый цивилизационный проект?

Первейшее и принципиальное условие – однозначно и безусловно ведущая роль в нём должна принадлежать России. Формальное равноправие допустимо в торговом клубе или в структурах типа Евросоюза, где подлинные источники власти предпочитают оставаться в тени. Здесь же – случай другой: без России, обладающей крупнейшей территорией и, несмотря ни на что, лучшим человеческим и научно-технологическим потенциалом, ни одна страна в отдельности или в рамках локального сепаратного объединения будет не способна ни создать новую экономику, ни сформировать рынок, ни обеспечить процесс преобразований необходимыми ресурсами.

В процессе формирования нового уклада на общем евразийском пространстве Россия объективно будет выступать источником технологий и идей, финансовым центром, крупнейшим работодателем и рынком, гарантом безопасности. Ни одна из небольших стран – участников евразийского сообщества — не в состоянии в одиночку выполнять эти функции и нести необходимую полноту ответственности. Отсюда – если народы этих стран заинтересованы в собственном позитивном будущем, то они должны преодолеть эгоизм своих элит и искренне признать первенство и приоритет России.

Условие второе – Россия должна сформировать новый ресурс длительного спроса, на основе которого будет формироваться внутренний рынок евразийского объединения. Как это сделать – тема отдельного разговора, но если говорить предельно кратко – нужны новые стандарты потребления. Для абсолютного большинства нашего сегодняшнего «народонаселения» потенциал дополнительного спроса близок к нулю. Жители безликих многоэтажек, коротающие жизнь между работой, дорогой к дому через многочасовые пробки и вечерней бутылкой пива перед телевизором, возможно, и могут потреблять больше (например, получив в подарок дополнительную квартиру), однако они не в состоянии перенести планку своих потребностей на уровень, заставлявший бы их трудиться не просто больше, но и качественно по-другому.

Речь идёт о том, что для совершения бескровной революции и переходу к новому укладу каждый из нас должен не просто однажды пожелать «жить своим трудом в собственной усадьбе», но и быть готовым в интересах этого стать принципиально другим – сменить профессию, образ жизни, привычки, кардинально увеличить объем и глубину знаний и т.д. В этом случае сумма возросших по обществу новых потребностей получит подпитку со стороны дополнительных трудовых усилий, многократно усиливаемых новейшими технологиями. Вдумайтесь – если более чем скромное желание миллиарда китайцев обзавестись дешевым автомобилем и отремонтировать свое жилище из года в год обеспечивает двузначные темпы роста ВВП КНР, то какими окажутся темпы роста ВВП России и союзных евразийских стран, если хотя бы 140 миллионов россиян начнут массово покидать городские джунгли и переселяться в новую усадебную среду, стоимость объектов которой в сотни раз выше!

Однако есть ещё одно, по нашему счету третье условие, без которого ни русские, ни, тем более, казахи или таджики в эту новую среду не устремятся. До тех пор, пока вершиной личного бытия является уже упоминавшаяся бутылка пива за вечерним футболом, плюс поездка раз в год на пляж в Хургаду – не изменится ровным счётом ничего. Чтобы что-то начало меняться, нужен культурный ренессанс, в рамках которого были бы решены две принципиальные задачи: формирование новых стереотипов жизни и осознание свободного сложного труда, обеспечивающего личное бытие, в качестве высшей земной добродетели и персональной цели. Если бы подобное удалось – можно было говорить о новом импульсе в порядком заглохшем процессе нашего этногенеза.

Как «запустить» культурный ренессанс – отдельная и исключительно сложная задача. Нельзя для этого просто написать очередную государственную целевую программу, необходимо как-то «зажечь» людей… Потребуются новые смыслы и новые идеи. Удастся ли их выработать и оживить в эпоху победившего концептуализма, когда отражением человеческого бытия являются, если говорить стихами Николая Гумилёва, лишь «кубы, ромбы да углы, да злые, нескончаемые звоны» — не ясно. Однако без обретения новых смыслов и творческих идей нет и не будет будущего. Поэтому роль художника в наши дни велика и ответственна, как никогда.

Четвёртое условие – это самодостаточность и эмиссионная самостоятельность финансовой системы России и евразийского сообщества в целом. В обществе, в котором потребности качественно не изменяются, невозможно инициировать процессы роста. В обществе же растущем, когда есть чёткое понимание, что именно нужно построить и каким образом удастся погасить взятый для этих целей кредит, национальный финансовый центр при соблюдении ряда технических ограничений способен с помощью управляемой кредитной эмиссии в полной мере стимулировать необходимые преобразования. Именно так развивалась Франция в конце XIX –начале XX века (попутно кредитуя и Российскую Империю!) или Америка в первой половине XX веке. А вот Испания, сидевшая на мешках с настоящим золотом, развиваться не смогла. Правда, для того, чтобы в полной мере воспользоваться возможностями управляемой кредитной эмиссии, в России должна быть сформирована национальная финансовая школа. Пока же, за неимением таковой, мы вынуждены доверять управление финансами лицам, фундаментом профессионального образования которых является догмат об уникальности доллара и не обсуждаемом совершенстве эмиссионных механизмов Запада…

Пятое условие – это условие межнациональной стабильности. Согласно ему народы стран, входящих в евразийской сообщество, проживают и строят новую жизнь на своих территориях и опираясь на собственные культурные традиции. Как справедливо замечал Н.Трубецкой, «„Братство народов“, купленное ценой духовного обезличения всех народов, — гнусный подлог». Трудовые мигранты должны вернуться домой из Москвы и других российских городов, где их чрезмерное присутствие не только порождает вполне объяснимые всплески недовольства, но и маргинализирует и губит их же самих. Дома для них найдётся достаточно дел… Малоквалифицированная рабочая сила, покуда в ней есть спрос, должна завозиться и временно размещаться на местах в рамках организованных групп с полной ответственностью нанимателя (примерно так работают сегодня в России граждане Северной Кореи). Вольная миграция должна быть приравнена к бродяжничеству и запрещена. Совершенно не следует бояться наказывать людей за нарушение установленных норм социального общежития, особенно, если эти нарушения повторны и злонамеренны.

Шестое условие – защита евразийских народов и государств от двух, на первый взгляд, противоположных, но в сути своей одного плана идеологий – воинствующего исламизма (салафизма) и западного либерального корпоративизма. С радикальными и оскорбляющими Творца вариантами ислама бороться, вопреки расхожему мнению, не столь уж и сложно — по крайней мере до тех пор, пока центры его распространения лежат за рубежом. Для этого достаточно объяснить людям, что государства, замеченные в нежелательном прозелитизме, являются для нас вражескими, стало быть, все лица, сотрудничающие с их представителями и институтами, будут рассматриваться как агенты вражеских государств, покушающиеся на измену Родине. Не надо хвататься за голову – кроме возрождения знаменитой «58-й статьи» иного законного способа остановить данную заразу попросту нет. В России существуют собственные школы и центры традиционного ислама, поэтому объявление вне закона эмиссаров из Саудовской Аравии или Катара только оздоровит атмосферу. И не будет большой беды, если государственные отношения России подобными государствами окажутся сведены к уровню жесткой холодной войны или даже разорваны полностью.

В то же время резонно предположить, что в случае успеха проектов нового экономического уклада и новой жизненной среды «всемирный джихад» пойдёт на спад, поскольку утратит представление о своей безальтернативности по отношению к «западному проекту». Исламизм уйдёт, останется спокойный и конструктивный ислам.

Что же касается защиты от либерального корпоративизма, идущего с Запада, — то здесь обороняться следует от совершенно конкрентных вещей – от идей и практик, умаляющих и унижающих человеческое достоинство. Начиная с гей-пропаганды среди несовершеннолетних и заканчивая теориями тотальной слежки, генетического контроля за рождаемостью, идеями управления человеческим сознанием и т.д.

Седьмое условие относится к характеру власти и способам поддержания правопорядка. Необходимо пересмотреть принцип абстрактных «прав человека» в пользу примата сохранения исконных основ человеческой природы. Я писал о необходимости такого подхода в своей статье о «Благородной диктатуре» и готов повториться, что в мире, стремительно теряющем человечность, сохранение основ человечности должности должно стать главным аргументом и основным критерием при решении любых споров. Приоритет и безопасность должны получить люди воспитанные, образованные и благонамеренные. Как их выделять из толпы – знает любой милиционер. Соответственно, маргиналы оказываются в зоне риска – но это будет исключительно их собственный выбор, поскольку «культурный лифт» работает проще и быстрее «лифта социального» — достаточно побриться и научиться достойно себя вести.

В современном обществе с его многочисленными рисками и угрозами невозможно обойти проблему контроля за личностью. Оставить человека вне всякого контроля, как бы это ни звучало по-старорежимному благородно, сегодня нельзя – слишком велика общественная опасность преступного поведения или террористической угрозы даже от единичного индивида. Однако у нас представляется возможным сформировать систему ответственности, реализуемую в рамках локальных профессиональных и коммунальных групп. Похожие подходы через гильдии и общины практиковались в царской России, однако в условиях реальной угрозы прихода «Большого Брата», всеобщей чипизации и т.д. технологии локального контроля представляются куда меньшим из зол.

Итак, в вышеизложенной конфигурации ожидаемый евразийской союз будет обладать следующими характеристиками:

  • Отрицая современный и грядущий Запад, он будет опираться на традиционные европейские ценности, свободные от поражений метастазами грядущего «дивного нового мира». Союз будет являться последовательно светским образованием, привечающим, но не выделяющим на государственном уровне традиционные религии.

  • Евразийский союз будет являться продолжением Российской империи и СССР – пусть территориально сокращённым, но зато с новой высокотехнологичной экономикой, преобладанием свободного самодеятельного труда и максимально широкой персонализированной собственностью на главный ресурс жизни – объекты и имущество новой жизненной среды.

  • Преобладающий тип экономических отношений можно определить через экономику знаний с преобладанием кооперативных и сетевых горизонтальных связей. При этом общественная стоимость капитальных производственных активов будет заметно уступать стоимости новой жизненной среды, принадлежащей максимально широкому кругу дееспособных и ответственных членов общества. Соответственно нынешние олигархи либо уедут за груницу, либо их активы утратят исключительную ценность, а влияние — сойдёт на нет.

  • Государственно-политическое устройство – «благородная диктатура». Как бы ни хотелось написать красивые слова «про демократию», здравый смысл не позволяет это сделать. Видимо, дистиллированная демократия была возможна лишь в короткие исторические периоды, которые почти все поголовно приходятся на XX век. Что же касается самоуправляемого «сетевого общества», то подобное станет возможным только в условиях общепланетного мира и благоденствия – что случится, видимо, ещё не скоро.

  • Вступая в подобный евразийский союз, странам-участникам придется уступить часть своего суверенитета России. Взамен они получат возможность для кардинального преобразования экономики, жизненной среды и развития человеческого потенциала. Со временем национальные элиты, за исключением элит научных и культурных, должны будут раствориться и сделаться частью общесоюзной административной прослойки.

  • Внешняя политика – мир и невмешательство. Две сопредельные силы – «Мировая Окраина» и «Новый Запад» вряд ли будут нам дружественны, поэтому баланс интересов и нерушимость границ должны обеспечиваться решительно и эффективно. В условиях биоэкономики и биоэнергетики снизится ресурсная зависимость, в силу чего накал международной борьбы сместится из экономической преимущественно в идеологическую сферу.

  • Главная цель евразийского объединения – не возрождение «старого русского империализма», а выживание в мире, который, к сожалению, обречен на колоссальные потрясения уже в самом ближайшем будущем. Строго говоря, Россия имеет возможности пройти через эти испытания сама и в одиночку, однако чувство ответственности за судьбу исторически близких нам народов предопределяет наш добровольный союз с ними.

    Таково вкратце моё видение содержательных перспектив ожидаемого евразийского союза государств с Россией во главе.

    Вне подобного рода вершин евразийской интеграции будущее России и наших соседей может оказаться не столь радужным.

Описание: Первый донской казачий атаман Сары-Азмане (реконструкция).О первом донском казачьем атамане Сары-Азмане известно немного. М.Карамзин в своей «Истории государства Российского» по этому поводу кратко заметил: «Казаки гнушались зависимостью от магометанского царства … и в 1549г. вождь их Сарыазман, именуясь подданным Иоанна, строил крепости на Дону».

Описание: Линейный казак 1880-x

Линейный казак 1880-x. См.: Густав-Теодор Паули. Этнографическое описание народов России. СПб., 1862.

Имя:
Напишите отзыв:

Дизайнерское сопровождение Анна Кнорина